Миф о 25-м кадре. - За кадром «25-го кадра»

За кадром «25-го кадра»

Подсознательная реклама, вернее то, что под нею понимается, не может работать в принципе. Давайте рассмотрим почему.

Каждый день наши органы чувств регистрируют миллиарды листочков, травинок, бликов, комаров, птиц, облаков, снежинок, человеческих лиц, автомобилей, домов, слов, реклам и бог весть еще чего. И все это двигается и издает звуки и запахи. Это колоссальный объем информации! Как же наш мозг со всем этим справляется? Почему он не отключается от перегрузок?

Перегрузки иногда действительно происходят, например, когда мы попадаем в совершенно незнакомую среду. Если Дерсу Узала, таежного охотника из романа Арсеньева, привезти в Москву и оставить его на часок на Тверской, то от обилия незнакомых зрительных и звуковых раздражителей ему, наверное, стало бы дурно. Как стало дурно мне после трех месяцев сидения с табунами под Эльбрусом, когда на следующий день после приезда я вышел на «Пушкинской».

Создается впечатление, что разговоры об информационной перегруженности современного человека основаны на модели Дерсу Узала на Тверской. Эта модель совершенно непригодна для описания горожанина – он настолько адаптирован, что ему в этом океане информации может быть даже скучно от отсутствия интересной информации. Почему?

Потому что нас защищает мудрая природа. Она выработала в нас массу страховочных механизмов. Один из них касается информации о внешнем мире. Когда эта информация через наши органы чувств поступает в наш мозг, она вначале проходит «неглубокую обработку» (shallow processing) на уровне подсознания. Если за очень короткое время наше сознание ее не востребует, она теряется. Такую информацию называют подсознательной, подпороговой или «сублиминальной» («суб» – под, «лимен» – порог) – она не смогла превысить порог важности для наших рефлексов и сознания. Таким образом, мы с утра до вечера купаемся в подсознательном океане, сами того не замечая.

Если в этом океане наш мозг выделяет нечто, представляющее для нас интерес, например знакомое лицо в толпе или несущийся на нас автомобиль, то подключается наше сознание, и глубина обработки увеличивается.

Будет ли информация выделена нашим мозгом или нет, зависит от двух параметров – от интереса, который она для нас представляет и от времени воздействия. Так, вид и звук несущейся на нас машины заставит нас среагировать за сотую долю секунды. Но мы не вспомним лиц пассажиров в метро, напротив которых мы сидели целых полчаса. Это называют «умственной слепотой» (mental blindness).

Именно умственной слепотой объясняется то, что, даже смотря на экран, мы не запоминаем большой процент телереклам. Пролистывая журнал в поиске интересной статьи, мы пробегаем незаинтересованным взглядом десятки реклам, ничего не запоминая; в потоке машин или в толпе спешащих людей мы не видим очень многого, особенно аляповатые пятна, которые кому-то кажутся рекламой.

Итак, если наш мозг часто совершенно не интересуют даже огромные объемы информации, на которые он может переключиться вполне осознанно в любую секунду, то насколько же надо быть наивным или невежественным, чтобы полагать, что его может заинтересовать информационная пылинка, о существовании которой он даже не подозревает.

Умственная слепота поражает. На память приходит описанный академиком Ландау эпизод. В молодости он страдал от застенчивости. Пытаясь вылечить себя от этого недостатка, он дефилировал по Невскому проспекту с привязанным к уху воздушным шариком, но…. на его шарик почти никто не обращал внимания. Создателям придорожной рекламы будет интересен такой эксперимент: на обочине оживленной дороги поставили совершенно обнаженную женщину. Дама была разочарована почти полным отсутствием мужского внимания.

Почти всегда на мозг действуют одновременно несколько раздражителей, и наше внимание разделяется. Если один раздражитель явно доминирует, то мозг настраивается «на его волну». Чем интереснее этот раздражитель, тем меньше шансов у других раздражителей. Это, в частности, объясняет низкую эффективность усвоения рекламных блоков в захватывающих фильмах и передачах – мозг продолжает работать на основной волне и не хочет переключаться.

Вспомним испытания 25-го кадра в Канаде и Конгрессе. Здесь телезрители ЗНАЛИ о присутствии вставок и были на них зациклены, то есть они почти не следили за содержанием фильма. Но даже в этих искусственных условиях были получены нулевые результаты. А что же тогда говорить об обычных условиях показа, когда мозг зрителя всецело поглощен мощным раздражителем – содержанием фильма.

Те, кто пугают легковерных простаков, увязывают сверхъестественные возможности вставок с их краткосрочностью. Но чем это воздействие отличается от воздействия мелькнувшего в толпе лица или надписи на чьей-то майке? Не зря, когда Вайкари приперли к стенке, он стал сравнивать подсознательную рекламу с придорожным щитом, который глаз выхватывает на мгновение боковым зрением.

Когда Вайкари предлагал свой метод рекламодателям, он делал упор не на краткость действия рекламы, хотя и это он приводил как продающий момент – придется меньше платить за более короткую рекламу. Его основной привлекалкой было то, что зритель не замечает воздействия и не испытывает раздражения. Однако именно это и пугало людей: кто-то будет оказывать на них воздействие без их ведома. Но общественности никто не разъяснил, что без их ведома каждый день на них воздействуют миллионы раздражителей. При этом никакого зомбирования не происходит!

У борцов с подсознательной рекламой есть еще один аргумент – многократность повторений вставок. Проверим. Вставки в передаче обычно повторяются несколько десятков раз. Вы же можете тысячи раз иметь дело с теми или иными вещами, но… Сколько ступенек на вашем крыльце, ламп в коридоре и пуговиц на вашей любимой рубашке? Какого цвета обложка вашей любимой книги, стены на лестнице, глаза у вашего начальника? С какой стороны навешана дверь у холодильника? Где расположены выключатели? Есть ли столб у вашего подъезда?

Ох уж эти журналисты!

История с 25-м кадром служит иллюстрацией некомпетентности и беспринципности некоторых журналистов. Вышеупомянутый Стюарт Роджерс написал обстоятельную статью «Как поднятая прессой шумиха создала миф подсознательной рекламы». (How a Publicity Blitz Created the Myth of Subliminal Advertising). Именно СМИ несут ответственность за то, что в течение нескольких месяцев США раздирали истошные крики – нас зомбируют! Правда, посильную помощь им в этом оказывали законодатели. Газеты публиковали разъяренные статьи, а разъяренные конгрессмены налево и направо раздавали интервью и строчили проекты законов. А тут еще подоспела книга Вэнса Пэккарда «Скрытые увещеватели» (The Hidden Persuaders), и подогретая публика готова была поверить в любую чушь о скрытой силе рекламы.

Когда затем потоком пошли научные опровержения, пресса их игнорировала – это не интересно, в этом нет сенсационности. Так что благодаря однобокому освещению вопроса в СМИ, не очень информированный обыватель до сих пор убежден в дьявольских возможностях рекламы, а тем более подсознательной.

Даже многие рекламодатели не знакомы с результатами опровергающих исследований, и по-прежнему наивно верят в какие-то сверхъестественные силы подсознательной рекламы, пытаясь что-то там всунуть в свои ролики. Этим объясняются скандалы, которые иногда возникают на этой почве. Даже в США.

Бытует мнение, что в США подсознательная реклама была запрещена законом. Ничего подобного! Подобные законы никогда не принимались ни на федеральном, ни на ином уровне. Это блеф любителей поразглагольствовать об ужасах подсознательной рекламы. Американские законодатели два раза, в 1958 и 1959 годах, отклоняли законопроекты о «подсознательной рекламе» – подействовали опровергающие научные данные, которые к тому времени стали поступать со всех сторон.

Правда, американская FCC (Федеральная комиссии по коммуникациям) с перепугу, на всякий случай, запретила использование «подсознательной рекламы» на радио и телевидении. С еще большего перепугу запреты на подсознательную рекламу приняли Канада, Великобритания и Австралия, уже на уровне законов. Но их можно понять – у них не было опровергающих данных, которые были у американцев.

«Российская паранойя»

Работая над статьей, я обстоятельно полазил по Интернету. Комментируя описываемый эпизод и ряд других эскапад нашенских «психов», американцы используют ласкающие русское ухо выражения “Russian paranoia” и “crazy Ivan”. По поводу нашей шумихи с 25-м кадром американцы пишут: «Не в первый и не в последний раз, много времени, средств и сил было потрачено на «защиту» населения от того, что не представляет для них опасности».

Но время и деньги принято считать только в «бедной» Америке, а «богатой» России это как-то ни к чему. Россия не привыкла принимать решения, все сто раз отмерив; зато она привыкла верить любым крикливым кликушам. Мы можем гордиться тем, что этой отсутствующей в природе теме у нас посвящены аж два законодательных положения – статья 4 закона о СМИ и статья 10 закона о рекламе. Поздравим себя, господа!

Кстати, а кто авторы этих статей? Уж не наш ли ученый дуэт? (Теперь они грозятся представить свои разоблачения в прокуратуру. А ей, как мы знаем, у нас нечем себя занять.)

Если и Думе нечем себя занять, то я хотел бы предложить ей тему очередного закона. Ее сформулировал один наш «ученый» по имени Александр Котлячков. На шибко научном сайте «Психология и Бизнес Online» он разместил статью под названием «Научное наведение порчи с использованием техник эриксоновского гипноза и суггестивной лингвистики». В высокую науку здесь окунаешься прямо с эпиграфа: «Лучший гипноз – это каратэ, а лучшее каратэ – это оглоблей по башке» (собственный афоризм автора). Все остальное на таком же научном уровне. Очень рекомендую почитать.

Игорь Ниесов, наш главный НЛП-сающей человек, посвятил этому опусу проникновенное «примечание редакции». Вот выдержка из него: «С одной стороны она (статья), безусловно, полезна – как описание оружия, которое могут использовать против вас. И это здорово, так как знание – сила. С другой стороны, в ее оригинале содержится значительное количество слов и фраз, способных негативно воздействовать на читателя». Так что нашим докторам технико-биологи­ческих наук уже пора переключаться на разработку ОДСП-1 (Опытный детектор скрытых ПОРЧ). А то, неровен час, нас тут всех перепортят!

И не только перепортят, а элементарно поубивают, ибо (здесь я цитирую уже С. Горина, нашего «главного по гипнозу»): «В статье явно предлагается разновидность психологического оружия». Черт возьми, и куда только смотрит наша ФСБа!

Нетрудно догадаться, ЧТО вся эта загипнотизированная публика думает о 25-м кадре. Тот же Горин пишет: «Одной из самых ярких страниц в истории техники рассеивания стало открытие в шестидесятых годах явления, получившего название «феномен 25-го кадра»… Никто из зрителей не знает, что по ходу фильма на экране промелькнут несколько раз на 1/25 долю секунды два кадра – страдающий от жажды человек в пустыне и изображение некоего напитка. Никто из них не поймет, почему после фильма так хочется промочить горло именно этим напитком. И продавец в киоске с напитками только удивится тому, что спрос на этот напиток возрастет после фильма в три раза!»

Все переврано так вдохновенно, что остается пожалеть, что пропадает такой талант фантаста! Плохо только то, что автор путает науку с фантастикой.

Почему подобная псевдонаучная паранойя возможна в стране с высочайшим научным потенциалом в мире? Почему псевдонаука стала для России настолько серьезной проблемой, что Академия наук объявила своей первоочередной задачей именно борьбу с псевдонаукой? Но, может быть, наши академики неправы и отстали от жизни? Ведь наших законодателей и общественность все псевдонаучное волнует больше, чем наука. Не верите? Как давно на телевизионном экране вы видели астронома? А астролога Глобу? Ну, так что для нас важнее: астрономическая наука или астрологический бред?

Я думаю, что если бы для разрешения вопроса о 25-м кадре мы последовали бы примеру США и привлекли профессиональных психологов-экспериментаторов, а не инженеров, биологов и журналистов, все прояснилось бы очень быстро. Но, к сожалению, нормой жизни у нас стало воинствующее невежество и профессиональное дилетантство. Особенно в рекламе.

Как только в России пошли разговоры о рекламе, этом сложнейшем многодисциплинарном ремесле, так из кустов мгновенно повылазили лингвисты, психолингвисты, парапсихологи, семиотики, психосемантики, культурологи и НЛП-шаманы. Говорят скоро присоединятся и астрологи.

Все эти «исты» и «ологи» быстро и весело растащили рекламу по своим цеховым квартирам. При этом каждая «квартира» убеждена в том, что реклама – это на 99% ее вотчина. Теперь вот подключились инженеры и биологи. Кто следующий? Может быть, управдомы и милиционеры? А вот психиатров в этой компании явно не хватает!

Их отсутствие ощущалось на конференции по «психотехнологиям» в одной из престижнейших академий. Я никогда не думал, что в одном зале могут собраться десятки людей импозантного вида и два дня нести с трибуны такую чушь, что невольно возникали сомнения в их психическом здоровье.

Госпожа Немцова и господин Демирчоглян якобы заботятся о нашем с вами телевизионном здоровье. Что ж похвально. Но телевизионного «слона-то» на экране они так и не приметили. Наше «одноклеточное» (М. Жванецкий) телевидение настолько забито насилием, сексом, дебильной музыкой, что впору не только говорить, но и кричать о моральном здоровье нации, которое это телевидение успешно гробит при попустительстве того же Института телевидения и радиовещания. Общество было бы признательно этому институту, если бы он занялся мониторингом сцен насилия и секса на наших экранах, представляя общественности ужасающую статистику. Ну, хотя бы, сколько останков в день показывает наше Останкино.

Понимает ли это мадам Немцова? Я полагаю, что да. Почему же она этим не занимается? Я думаю, что проницательный читатель догадывается о причинах – и не надо лохматить бабушку! Куда как больше политических и финансовых очков можно собрать, распространяя невежественную байку, пугающую обывателя, привлекающую столько журналистского внимания и внушающую рекламистам бредовую идею об эффективности подсознательной рекламы.

Некоторое представление о возможных мотивах поведения наших «ученых» может дать одно из значений сходного слова «сублимация»: «Психологический процесс переключения энергии аффективных влечений на цели социальной деятельности. Понятие введено З. Фрейдом, рассматривающим сублимацию, как один из видов трансформации влечений (либидо)» (Энциклопедический словарь).

Также приходят на ум слова Вершинина из «Трех сестер» А.П. Чехова – «Что ж? Если не дают чаю, то давайте хоть пофилософствуем». Наверное, в России всегда были проблемы с чаем, а то как еще объяснить патологическую любовь нашенской интеллигенции к бесплодному философствованию. А, когда тебе гарантирован свет рамп многочисленных пресс-конференций, то фантазия российского интеллигента вам нарисует ужасы почище поголовного зомбирования и «убей соседа»! Даже бесплатно.

Промывание российских мозгов идет очень успешно, причем на всех уровнях. Так, Сергей Худяков, директор по продаже рекламы на «НТВ Медиа» с полной уверенностью утверждает: «Известно, что использование скрытых вставок эффективно. Любая нормальная компания станет это делать». Извиним г-на Худякова – уж если «наука» убеждена в «эффективности», то что вы хотите от неспециалиста.

А что тогда говорить о сидящем перед телевизионным экраном обывателе! Он может искренне поверить, что вред от нашего ТВ – это не оболванивание его, обывателя, всеми телеканалами, а бесполезные и безвредные рекламные вставки.

Поскольку рассчитывать на благоразумие наших охотников на рекламных ведьм не приходится, то нас, скорее всего, ждет следующий сценарий.

Деньги налогоплательщиков будут тратиться на разные недешевые приборы и на содержание групп, которые денно и нощно будут «бдеть». По всей Руси великой будут введены высокооплачиваемые должности надзирателей. Поднаторевшие в искусстве обхождения законодательных рогаток российские рекламодатели и рекламисты, свято уверовавшие в колдовские чары 25-го кадра, будут изыскивать еще более изощренные технологические способы и впихивать в свои ролики совершенно бесполезные вставки. Их будут ловить и штрафовать. Все будет повторяться снова и снова. И все будут при деле.

Страдания по всему подсознательному охватили не только рекламное сообщество. Желающим позабавиться я предлагаю поискать в Сети на «25-й кадр» или «подсознательная реклама». На вас обрушится поток домыслов, кликушеств и глупости. Кликушествуют все кому не лень, от одноклеточных сектантов и умалишенных провидцев до вполне респектабельных авторов. С первых какой спрос, а вот от вторых хотелось бы более серьезного подхода.

Все пишущие на эту тему напоминают участников игры в «испорченный телефон», стоящих в конце длиннющей цепочки – до них все доходит в таком искаженном виде, что плакать хочется. А забежать в начало цепочки и узнать правду – этого мы «не могём». Вместо этого многие подключают свою фантазию.

Одним из последних в этой цепочке оказался С. Кара-Мурза со своей книгой «Манипуляция сознанием». У автора богатое воображение: «Важное направление в использовании психоанализа открыл Джеймс Вайкари – он изучал подсознательный фактор в семантике, то есть воздействие слова на подсознание». При чем здесь семантика? Да и сомневаюсь я, что наш мошенник знал значение этого слова. И психоанализом он никогда не занимался.

А вот здесь затаите дыхание: «Вскоре после опытов Вайкари исследования в этом направлении почти исчезли из открытой печати». Наш человек, воспитанный на советских недомолвках, без труда догадывается, ЧТО стоит за этими зловещими словами – будут мочить в «подсознательном» сортире!

Теперь, дорогой читатель, вы понимаете, почему у «них» никогда не будет проблем с темами для издевательских статей о нашей паранойе?

Вместо заключения

За прошедшие полвека цивилизованное мировое сообщество давно переболело болезнью «25-го кадра» и получило исчерпывающие, многократно подтвер­жденные и постоянно подтверждаемые ответы на четыре вопроса:

    • Работает ли т.н. подсознательная реклама? – НЕТ
    • Вредна ли она? – НЕТ
    • Стоит ли ее использовать? – НЕТ
    • Стоит ли ее запрещать? – НЕТ

Но нам цивилизованное мировое сообщество не указ! Учиться на чужих ошибках и глупостях мы не любим и на все грабли предпочитаем наступать сами.

Сколько же времени и денег нужно потратить России, чтобы дойти, наконец, до того, что ясно с 1957 года?

Когда же мы поймем, что нашему задавленному невзгодами обществу не нужны высосанные из пальца проблемы?

А самое главное – когда только мы перестанем быть «толпой круглосуточных дураков» и посмешищем для всего мира?

За державу обидно, однако!






DVD Russian VJ's Vol 2

russian vj Человек не может жить без музыки. И в то же время музыка становится только началом некой цепочки, к которой тянутся люди в свободные часы и во время самых радостных праздников.

Музыка рождает танец, движение вслед за мелодией, вместе с ритмом, способное надолго придать отличное настроение эмоциональный подъем.

Есть и другое направление – к музыке добавляется изображение, уже чужое движение, за которым человек следит, сопереживая.

подробнее

DVD Russian VJ's vol 1

russian vj  Вы когда-нибудь задумывались о том, что за странные и, в то же время завораживающие, картинки двигаются на экранах в клубе на уютной вечеринке или на многотысячном фестивале, на краю земли?

Откуда берутся эти фрагменты? Почему очень сложно описать словами то, что находится перед глазами всю ночь?

Кто следит за тем, чтобы ваши глаза впитывали музыку с экранов?

подробнее

Яндекс.Метрика Copyright by www.Malbred.com 2005